Загадки медного всадника



Недавно "ВР" писала о победе преподавателей Пушкинского лицея Андрея Ефремова и Олега Панченко на Международном конкурсе учителей русской словесности в Москве. Они были единственными, кто работал в паре и показал бинарный урок по русской литературе с элементами театрализации. Этот метод учителя с успехом практиковали в течение нескольких лет и теперь решили торжественно поставить точку - время идти дальше.

Об этом методе - бинарных уроках - я много слышала, но увидела впервые лишь на прошлой неделе. В разговорах авторы всегда подчеркивали, что их урок с элементами театрализации вовсе не есть шоу, как некоторые предполагают. На самом деле это - когда два учителя, развивая полилог с классом, мощно активизируют таким образом ученическую мысль. Хотя, признаюсь, специализация Олега Панченко (а он театральный педагог и режиссер театра) всетаки склоняла ожидания к некоему театральному действу.

Итак, в завершение "большого пути" учителя решили исполнить урок по пушкинскому "Медному всаднику". С этой темой они победили в Москве, хотели показать ее и своим лицеистам. Повтора не опасались - они давно убедились в том, что урок, как произведение искусства, неповторим, ведь соавторыученики всегда разные.

В аудитории, прослышав о событии, собрались ученики 9-12-х классов, для которых творческие открытия на уроках русской литературы уже стали правилом.

А истину поэт не раскрывает "Наш сегодняшний урок посвящается 205-летию Пушкина и Всемирному дню родного языка", - объявил аудитории Ефремов, и - началось... Панченко шокировал лицеистов столкновением двух авторитетов. Он прочел цитату из Мицкевича о том, что Петербург построил Сатана, а затем из Пушкина - "Люблю тебя, Петра творенье..." Так, на контрастах, вначале сдержанно, затем все более раскрепощаясь, ребята осмысливали идеи поэмы - и закономерность пассионарных устремлений императора, и гибельность их для тысяч маленьких людей, и невозможность для самого автора определиться между этими двумя правдами...

Интересно, сколько подтекста содержится в знакомых пушкинских строках, сколько ассоциаций и мыслей для глубоких раздумий они несут при внимательном прочтении! Почему, к примеру, окно в Европу "назло надменному соседу"? Что за сосед и почему назло? Почему Пушкин именует столицу империи Петербург - Петроград - Петрополь ("Петроград", кстати, его изобретение)? Почему вообще поэма заявлена про всадника, а не про Петра - проще было бы и понятнее? И что значит "Россию поднял на дыбы"? А почему главному герою имя Евгений, и с кого он списан автором, не с самого ли себя? И что есть мечта обыкновенного человека? И кто он теперь, потерявший в один миг любимую женщину?

Попутно мыслительный процесс забрасывает школьников в разные области знаний - то исторический факт вспомнится кстати, то в происхождении слова вдруг обнаружится глубокий смысл, то в мифологии, то Карамзина припомнят, то Гумилева, то в других пушкинских строках найдут аналогии. "Кстати, памятникто сделан из трех металлов - меди, бронзы и железа. Я еще выяснил, что есть несколько видов бронзы", - плавно уклоняется в металлургию Ефремов и сообщает символические значения металлов у древних. В итоге через металл выводится характеристика эпохи Петра.

А ребята, опираясь на вброшенные вопросы, продолжают делать открытия: "Петербург - слово чужое, холодное, Петроград - домашнее и теплое. Петрополь - мифический город, с которым даже Петр не может справиться". "Между Евгением, спасающимся от наводнения, и домиком его любимой Нева - на самом деле Лета, которая отделяет царство живых от царства мертвых". "Евгений, потеряв любимую, закрылся в своем мире - не зверь, не человек, застрявший между мирами. По аналогии с годуновским юродивым он, возможно, пророк". Или, вспоминая топографию столицы, долго устанавливают, сидя на каком именно льве Евгений спасался от наводнения - на правом или на левом. Всетаки на правом. Мелочь, скажете, но в ней на самом деле кроется глубокий смысл: так фигура медного всадника в прямом смысле встает на пути человеческого счастья "Душа обязана трудиться...".

В то время, как Ефремов точными вопросами направляет мыслительный процесс, Панченко руководит эмоциональным приобщением. Несколько лицеистов по его просьбе старательно пытаются воспроизвести интонацию, с которой Петр мог бы воскликнуть: "Отсель грозить мы будем шведу, здесь будет город заложен!" Но в ответ слышат неизменное: "Не верю". И лишь прикоснувшись к душевной глубине императора и так поняв настоящие его устремления, ребята, наконец, воспроизводят убедительную тональность. Как в 17 лет можно ощутить мощь человеческой трагедии? Только посредством силы искусства.

И народ, руководствуясь исключительно личными ощущениями, поочередно демонстрирует, как же именно мог сложить руки на груди Евгений, защищаясь от губительного наводнения. И вот сочувствие достигнуто. И герой уже больше не обычный мелкий человечек, а целый мир, Вселенная. Хотя у Пушкина, вообщето, про руки ничего не сказано...

Позже Олег Панченко объясняет мне суть: при помощи другого прочтения, понимания жеста, например, можно обнаружить много новых линий поведения персонажа. Через чувственное восприятие преподаватели выходят на глубинное понимание, а дальше ребята из памяти достают знания. Так, когда на уроке по "Преступлению и наказанию" школьникам предлагали показать, как именно мог держать топор Раскольников, у ребят понастоящему дрожали руки. А это уже совсем другое понимание произведения, и многих тянет перечитать его заново. И, значит, цель учителей достигнута.

А мне пришло в голову: ладно, пусть не шоу. Но хорошо бы всетаки подобные уроки проводить для широкой публики. Единожды прикоснувшись таким образом к русской классике, человек от нее уже не оторвется * Надо идти дальше!

Автор: Елена СЛЮСАРЕВА, Вечерняя Рига

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha